КУЛЬТУРНАЯ НАВИГАЦИЯ
20.01.2019

Николай Бем — Siberia DOC: В государстве, к сожалению, проблема "одного окна"

Николай Бем — Siberia DOC: В государстве, к сожалению, проблема "одного окна"

Недавняя скупая новость из Новосибирска о возрождении киножурнала “Сибирь на экране” только заострила вопрос об исчезновении этого богатейшего региона с культурной карты страны. Из огромной Сибири до нас доходят лишь единичные сообщения о новых фильмах или неигровых проектах. Аналитики ситуации в регионе давно говорят о “снижении качества человеческого капитала”, вызванном негативной динамикой доли образованной части населения. PR директор фонда Прохорова Елизавета Крохина в недавнем интервью нам отметила что передвижной фестиваль Siberia Doc, по ее информации, тоже существовать перестал.

Взволнованные этой новостью мы решили поговорить с руководителем проекта Siberia Doc Николаем Бемом о ситуации с неигровым кино в регионе, и публикуем получившуюся беседу.


Что такое Siberia.doc Киноклуб? Передвижной фестиваль? Кинолекторий? Сценарная Мастерская?

Проект зародился на стыке двух инициатив - это проведение сценарных мастерских и киноклуб. Сначала были сценарные мастерские, потом возникло желание смотреть и показывать фильмы на большом экране, их у нас становилось вcё больше и больше, в том числе тех, кто никогда не видел. В 2011 году мы организовали киноклуб, сначала при музее “Культурно историческом центре”. Первый год мы функционировали за собственные средства, потом расширились, переехали в Дом Кино и три года нас поддерживал фонд Михаила Прохорова, за что им огромное спасибо. Благодаря их поддержке мы смогли выйти на другой уровень: программный директор Кристина Даурова отбирала картины на лучших фестивалях мира специально для показа в Красноярске. Мы сразу условились, что показываем фильмы только с личного согласия автора и очень многие с радостью давали нам разрешение на показ. И, тоже с самого начала, решили, что мы показываем в первую очередь картины интересные по форме, фильмы категории "creative documentary". Фильмы могли быть очень личными, социальными, но мы сконцентрировались на том, чтобы все они были необычные, с какими то свежими кинематографическими решениями.

Вы показывали отечественное кино, или зарубежное тоже? 

Соотношение фильмов было приблизительно 75% иностранных к 25% российских. Российское кино, конечно, проще показывать и на него охотно идут зрители, но к тому моменту просто не было того качества фильмов, которые было бы интересно смотреть на большом экране.

Количество сил и эмоций, которое вкладывалось в одну площадку было очень большим, и, конечно, именно это привело к тому, что к нам стали обращаться из других регионов. Просили делать параллельные показы и мы соглашались. Так получилось, что фильмы параллельно демонстрировались в Красноярске, Новосибирске и Иркутске.

Затем стали поступать запросы из других регионов и после трех лет работы мы решили сделать передвижной фестиваль.

То есть пришлось обратно масштабировать проект из за финансовых проблем? 

Не только. Основная проблема в том, что как только люди чему-то учатся - уезжают в столицы, либо зарубеж. И это проблема острейшая — потому что у нас создается культурный вакуум. Нас медленно и верно превращают в сырьевую колонию. И мы как можем стараемся этому противостоять.

Когда Кристина уехала в Амстердам, а для нас это совпало и с государственным кризисом и с нашим собственным. Мы так и не нашли отдельного нового человека, который захотел бы взять киноклуб в свои руки. Приемников, молодого поколения нет.

Это работа? Бизнес? Миссия? 

Это конечно — личная история. У каждого кинематографиста есть своя. Я, в 26 или в 29 лет, понял для себя что мне интересно заниматься только кино. На тот момент я проработал очень во многих сферах - от балета до металлопроката. И решил, что занимаюсь только кино и ничем больше. А что значит заниматься кино в провинции — ты вынужден заниматься всем.

Как правило это три сферы - обучение, производство и показ. Мы для себя эту формулу поняли: киноиндустрия здесь строится циклично: обучение, производство, показ. Проходя по этому циклу кино живет. Мы проводим мастерские, потом запускаем производство, потом показываем, что получилось. И все начинаем сначала.

То есть это точно не бизнес. Бизнес рассуждает понятиями маркетинга, прибыли, а это довольно скучно. Да и миссия — сильно громкое слово. Я занимаюсь тем, что мне надо. Если придет человек скажет, - "помоги я хочу сделать киноклуб",— я без проблем научу и покажу.

 

Вообще активность сообщества в Сибири растет или падает? Каковы основные причины того, что происходит?

Есть инициативные люди в каждом регионе. Это — единицы. Поскольку денег в регионах нет, все утекают в Москву, то и в кино не заработать. Даже те, кто снимает кино зарабатывают чем-то другим. Кто-то зарабатывает рекламой, кто-то организацией мероприятий, фестивалей.

А то, что вами производится в этом циклическом процессе — то это за фильмы? 

В прошлом году мы выпустили два фильма - фильм Вадима Воронцова "Сильная Доля" и фильм Виктора Тыртышного "Видно будет". Сейчас два проекта находятся в производстве, в том числе мой собственный, об алмазном карьере "Мир". Архитектор Николай Лютомский хочет построить там эко-город и я об этом рассказываю.

Вы говорите, что были показы передвижные? Какие были самые маленькие населенные пункты? Что там происходит? Есть ли сильные интеллектуалы?

Мы брали какое то направление, проезжали пять-шесть поселков в крае и показывали кино в домах культуры. Есть стереотипное восприятие того, что такое документальное кино, люди склонны считать, что это обучающие или пропагандистские фильмы. Поэтому поначалу туда сгоняли военных, или школьников, или пенсионеров.

В смысле сгоняли? Администрация что ли?

Молодежные дома культуры как работают в регионах - им нужны галочки. Как у нас принято просвещать: "так, все собрались, пошли, сидим спокойно, кто не пришел, тому двойка". Документальное кино предполагает наличие какого-то кинематографического опыта, требует активной интеллектуальной работы, требует чувствовать взаимоотношение режиссера с объектом его внимания. А студенчество в малых городах отсутствует.

Но мы не против. Мы в ответ из наших "creative documentary" подбирали и показывали что-нибудь простое для восприятия. И оно, конечно, вызывало удивление. Когда мы второй раз приезжали — уже набивались толпы людей, залы по двести мест были забиты битком. 

А комментируют?

Ну, когда людям предлагаешь новый формат взаимодействия, например обсуждение фильма - они очень охотно на это идут. Фильм становится объединяющей темой. И не делаем каких то готовых выводов, а разбираем со зрителем ту или иную ситуацию. При этом проблемы как правило общечеловеческие, этические или эстетические — мы с самого начала мы решили, что политические фильмы не берем, дистанцируемся от политики максимально. Это еще один из наших принципов — не брать кино, которое может быть инструментом политической пропаганды.

Был ли момент, когда вы поняли, что "всё не зря"? 

Ну было часто, когда прихожу домой и получаю сообщение в контакте о том, что кино человека перевернуло. Хотя… Был один момент, который для меня до сих пор очень символичен. В 2014 мы организовывали ретроспективу Криса Маркёра и, в частности, показывали один из его фильмов, его первый полнометражный, "Письма из Сибири". Кинокритик Андрэ Базен назвал этот фильм первым из жанра "документальное эссе", то есть это — один из первых creative documentary. Чтоб вы поняли, для троих крупнейших французских кинематографистов этот фильм был невероятно важным: Арман Гатти сразу после него получает серебряный приз на ММКФ, а Саша Верни снимает "Хиросима моя любовь", который получил приз ФИПРЕССИ был номинирован на "Оскар" и "Золотую пальмовую ветвь". То есть для них Сибирь была стартом. 

В общем, для нас это была настоящая жемчужина - мы сами перевели картину на русский и мы же первые её показали в Сибири. И настолько все сошлось в этой точке показа — у нас было ощущение, что это завершило какой-то большой космический цикл. Особенно, когда мы показали фильм в Иркутске и Новосибирске и получили ошеломляющее количество просьб показать его еще раз. Люди впервые увидели взгляд на свой регион со стороны. Спустя 50 лет после создания. 

Мы потом пригласили Арно Ламбера, молодого французского кинокритика написавшего фильма про Маркёра, с его помощью мы нашли колоссальное количество интересных фото кадров о той самой поездке.

Анри Ламбер выступает на показе киноклуба Siberia Doc      

Арно Ламбер выступает на ретроспективе фильмов Криса Маркера в Красноярске

А наоборот - моменты отчаяния случалось, когда хотелось немедленно все бросить?

Ну, это довольно часто происходит — каждую неделю точно. Красноярск в последние годы стал городом с очень плохим воздухом. в прошлом году исследование показало, что он четвертый в мире по загрязненности воздуха. Когда в физическом смысле дышать нечем - тогда охота сбежать. 

Вы наверняка плотно общаетесь с сообществам. Выходят на вас западные кинематографисты, когда ищут "фиксеров" в Сибири?

Меня находят да, причем почему-то вообще как российского фиксера. Французы меня недавно в ноябре привлекали, чтобы я им съёмку на Красной площади организовал, итальянцу недавно помогал искать в Сибири локации. Было очень много фильмов, с которыми меня предлагали помочь. Но я прошу прислать сценарий, и если вижу, что-то спекулятивное, спекулирующее - я отказываюсь

Есть ли какие-то отдельные темы, которые, на ваш взгляд, могли бы быть особенно интересны иностранных кинематографистов. 

Здесь колоссальное количество тем. Народы в первую очередь. У каждого региона свой характер. Здесь большое количество староверов. В туруханском крае, там есть, например народность "кеты", они очень близки к индейцам Америки этнически. Один из языков, на котором говорит герой Джармуша в "Мертвеце" говорит, очень похож на язык кетов, масса обрядов — общие.

В общем люди. Везде разные люди, характер у красноярцев отличается от характера новосибирцев и иркутян.

А какие нибудь заметные картины про Сибирь последнео времени вам попадались? 

Мало смотрю, может,что-то в последние два-три года ничего не попадалось. Хотя вот был фильм с Артдокфесте "На никелевой луне", режиссера из Канады Франсуа Жекоба - про Норильск.

А веб-док про Норильск Александра Расторгуева? 

Я потыкался в него полчаса, не понял зачем он и о чём. Не понимаю, что такое веб-сериал вообще. Да и вообще стараюсь смотреть фильмы только на большом экране, когда смотрю на экране телевизора или с компьютера — ничему по-настоящему не верю.


Простите что вернусь к теме кинообразования — вы его продолжаете развивать? Сценарная мастерская Siberia Doc - она существует? 

Да, в 2017 году мы с Гильдией неигрового кино и телевидения проводили семинар для кураторов киноклубов. Приезжала Елена Погребижская, давали методики. Всего три таких курса мы провели. Красноярский край, Иркутск, Новосибирск, человек двадцать на каждом курсе — интерес, по нашим меркам, колоссальный.

Было предложение от университета Гренобля о сотрудничестве сделать международный мастер-класс по creative documentary. Попытались сделать это в Новосибирске и Красноярске, но поддержки официальных образовательных организаций не нашли, может быть в Перми еще что-то случится. Сложно сделать что-то не имея серьезной институции за спиной. Я не возьму больше чем я вешу сам.

А, кстати, "Пермский культурный проект" как вы его оцениваете? 

Потенциал какой-то был, чувствовался. Любая инициатива в культурную сторону сейчас очень нужна. Любая инициатива в области кино это уже хорошо. Пусть хоть школьников поддержат, хоть про вампиров снимают, я стараюсь вообще никого не критиковать.

В Перми есть "Флаэртиана" -- уникальный проект. Когда такой человек ,как Павел Печёнкин, синефил и пассионарий, развивает что-то связанное с кино — это безусловное благо для региона.

Потому что поддержка от чиновников, субсидии министерства культуры, это "сделайте фильм, который нам нужен". Это все равно поддержка какой-то политизированной чепухи.

У нас проблема вообще в государстве к сожалению проблема "одного окна". Одно окно, которое выделяет деньги и оно очень политизировано. Мы как индустрия, как система, закрыты для международного сотрудничества, в то время, когда по всему миру — наоборот: самое главное для кино выйти за пределы своего государства, добиться того, чтобы наше кино было интересно для людей, которые говорят на другом языке.

А как же закон о "поддержке кинематографии"? 

Недавние в него поправки — это один из гвоздиков в наш гроб. Представьте себе к нам приходит фильм, который мы хотим показать, мы выпросили у автора разрешение, мы сами его перевели, и для одного показа надо делать прокатное удостоверения! Потом случилось какое-то послабление для фестивалей, теперь мы киноклуб превратили в фестиваль, что позволяет нам показывать фильмы без прокатного удостоверения. Но опасаемся, что очередная инициатива "о поддержке кинематографа", для нас на практике будет означать его убийство. Ведь этот закон в нынешней редакции убивает клубные показы, а именно там рождаются синефилы. Киноклубы — теплица, где зарождаются кинолаборатории .